28.09.2011

Матэ

28.09.2011

... И, наконец, мате.

 

Ботаники его называют Ilex paraguariensis, экспортеры — йерба, индейцы — саа, все остальные— мате. Однако в совокупности это нечто большее, чем южноамериканский чай (как его называют в европейских таможенных тарифах), большее, чем настой размельченных и ферментированных листьев дерева, которое на радость половины Южной Америки выращивается в Бразилии, Парагвае и в Мисьонесе. Мате — это жизненный эликсир криожо; нектар и амброзия в одном естестве.

Питье мате — это не светский ритуал, подобный файф-о-клоку с чашеч­ками чая. Питье мате — «чупание», как говорят в Чако, это предпосылка самого существования. Среди жизненных потребностей оно занимает более важное место, чем работа, развлечения, сон и еда. Если криожо уходит на работу в шесть часов утра, то он встанет в четыре, чтобы у него оставалось по крайней мере полтора часа на «чупание». «Чупание» можно совместить с чем угодно, кроме поспешности. Это обряд, который по своему значению далеко превосходит обряд созерцания шипящих головешек. Одни говорят, что питье мате является необходимым условием правильного пищеварения, надлежащего обмена веществ, источником душевного равновесия и жизненной энергии.

Другие утверждают, что оно самый большой порок, что питье мате раз­вивает леность, отнимает время, что это источник болезней, вредная привычка.

По статистике же это весьма выгодное дело. В Аргентине потребляют в течение года 120 ooo тонн йербы. Это десять килограммов на душу, считая и младенцев. Никаких граммов, никаких аптекарских весов!

Народные поэты, трубадуры пампы, поклонники звезд не относятся ни к первой, ни ко второй группе (о скучных статистиках мы вообще не гово­рим) . Они воспевают мате:

Una tarde de verano

vas con tu perro у tu pingo

yo te cebo mate amargo

у tu me besas . . . que Undo.

 

Чуть повеет в сумерки прохладой,

Ты придешь с конем и со своей борзой,

Горького мате тебе налью я,

Поцелуй твой будет мне усладой.

Вы только вслушайтесь в песни криожо, которые он поет под аккомпани-мент гитары в пампе у пылающего костра. У вас пропадет вкус к философ­ским рассуждениям о том, способствует ли мате правильному пищеварению или что пить его — значит предаваться пороку.

По обращению с мате узнают гринго. Настоящий криожо никогда не возьмет pava — чайник с горячей водой — в левую руку, повернув ее тыльной стороной вверх. Он никогда не допустит, чтобы вода в чайнике закипела. Он никогда не пьет мате иначе, чем через bombilla— трубку с лопаткообразным ситечком на конце. Никогда не мешает этой бомбильей густую кашу зеленой йербы. Никогда не допивает до дна так, чтобы нектар начал булькать, никогда не отхлебывает мате, а гурмански его посасывает. Он торжественно держит круглую тыкву в левой руке, а правой подливает горячую воду в слегка пенящийся нектар. А затем он терпеливо ожидает, пока гость отсосет два-три глотка горячего напитка, mate amargo или cimar-ron. Тыква ходит по кругу до тех пор, пока кто-нибудь не поблагодарит.

Только   гринго   благодарит  после   каждого   доливания  и   тем  самым оскорбляет хозяина.

 

Иржи Ганзелка ,Мирослав Зикмунт

Из книги "Там ,за рекою - Аргентина"

email*

Новый пароль и инструкция высланы на ваш E-mail

Имя
E-mail*
Номер телефона
Пароль*

На ваш E-mail выслана ссылка с подтверждением регистрации

Войти через Facebook

Товар добавлен в корзину